Экономика / 2020-е должны быть за Россией: московский эксперт знает, как «излечиться» от кризиса

2020-е должны быть за Россией: московский эксперт знает, как «излечиться» от кризиса

Чем грозит России финансовый кризис и где его истоки? Как будет развиваться наша экономика в ближайшие десять лет и почему нам нужно инвестировать в человеческий капитал?

Записала Настасья СПОЖАКИНА

На эти вопросы ответил декан экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, член Экономического совета при Президенте РФ Александр АУЗАН на международной научно–практической конференции «Журналистика в 2014 году», прошедшей в феврале в Москве. Корреспонденту «ЮУ» удалось там побывать. Представляем вниманию читателей самое обсуждаемое выступление конференции.

От отмены санкций нужно страховаться

- Месяц тому назад была опубликована прекрасная статья нобелевского лауреата по экономике Роберта Шиллера «Какой толк от экономистов», в которой он доказывает, что за 200 лет экономисты не предсказали ни одного крупного кризиса, в том числе тяжелый экономический спад 1920 - 1921, 1980 - 1982 годов и Великую депрессию. Но мы ведь не обвиняем врача, что он не делает прогноз - когда пациент заболеет. От медика мы ждем другой помощи. А лечить экономику получалось почти всегда.

Нынешний кризис мы предвидели, но не могли назвать точную дату. И с моей точки зрения, до 2020 года сильных обвалов экономики не будет, если выдержит Китай. В этой стране несбалансированная финансовая система. Знаете, это как плохой велосипедист. Он может ехать только на большой скорости, иначе упадет. Китай примерно в таком положении. В Германии, к примеру, годовой рост ВВП варьируется от нуля до минус одного процента, а в Китае - до семи. И если китайское замедление дойдет до шести процентов годовых, это будет катастрофа. Китай, кстати, показывает нам не наше успешное будущее, а лучшее прошлое. Если бы в 1929 году в Политбюро ЦК ВКПБ победили бы так называемые правые большевики – Бухарин, Рыков, Томский, Угланов, то СССР пошел бы по пути КНР. А пока до нашего будущего Китай еще не добрался, он находится в той фазе, в какой СССР был в 60-х годах, и нужно от ресурсов большой деревни перейти в интенсивное развитие.

Мы находимся в состоянии торговой войны. Россия – это объект применения санкций. Многие недоумевают: как же так, санкции всем причиняют ущерб, все должны быть заинтересованы в их отмене. Но так ли это? Во-первых, значимость ущерба зависит от объема экономики. Давайте скажем честно: Россия имеет 2,7 процента мирового оборота, США - 24 процента, Евросоюз - 17. Это огромные по сравнению с нами игроки. Поэтому миллиарды евро, которые, как мы считаем, они теряют из-за наших ответных санкций, для них не очень заметны. А для нас их применение колоссально сказывается на экономике. Во-вторых, в любой стране есть группы, которые выигрывают от санкций. Страна в целом проигрывает, а группа получает доход. Представьте, что о мире для Донбасса наконец удастся окончательно договориться. Начнется отмена взаимосанкций. Будет вновь применен продовольственный оборот. Но ведь это означает, что часть российских производителей попадет в ситуацию, когда они взяли курс на импортозамещение - и тут снова европейские продовольственные товары придут на наш рынок. Это же для них катастрофа. Поэтому отдельные производственные группы заинтересованы в санкциях. Недаром академик Виктор Полтерович, сказал, что в России необходимо вводить страхование от их отмены.

Мобилизация в варианте «лайт»

Любопытно взглянуть в разных государствах на модели взаимоотношений общества, бизнеса и власти. Они представлены в виде треугольников. В США и Англии несомненное доминирование интересов бизнеса и общества – два верхних угла треугольника. А нижний угол – это власть, которая в этих странах является сервисом для экономического развития. Поэтому США и Англия экономически наиболее результативны. В Германии и Франции бизнес и власть уравновешены. Там гораздо более централизованная система, а общество менее влиятельно. В Скандинавских странах бизнес лавирует между обществом и властью. Наиболее интересны в оценке регулирующего воздействия Австралия и Новая Зеландия. Там верхний угол треугольника - общество. А что же Россия? У нас доминирующим полюсом является власть. Бизнес и сообщество приспосабливаются к тому, что делает «верхушка». Почему так? Это модель, которая у нас называется «теорией социального контракта». Есть особенности социально-культурных установок, например, как доверие устроено в обществе. В России накопление доверия очень маленькое. В таких условиях общество доминировать не может и бизнес терпит большие издержки в работе.

Примерно с 2004 года модель политико-экономических отношений была устроена так: лояльность в обмен на стабильность. Доходы населения росли на 7 - 9 процентов в год. И в этих условиях люди соглашались в политике не участвовать. Так было до 2008 - 2009 годов, пока власть не предложила народу социальные гарантии: надула зарплату бюджетникам, повысила пенсии. И это было очень важно, чтобы проскочить политический кризис 2011 - 2012 годов с его Болотной и электоральным кризисом. Так формировалось относительное большинство с гарантированными доходами, которое было настроено поддержать власть. Хотя, признаться, наша экономика нести на себе такие гарантии была не в состоянии. Нужно иметь очень хорошую экономику, чтобы быть социальным государством.

 В итоге сложилась ситуация, в которой невозможно нести социальные обязательства из-за дефицитности региональных бюджетов. Это же надо было чем-то компенсировать: жесткой внешней политикой, присоединением субъектов Федерации. Так, в 2014 году возникла форма социального контракта, которая довольно традиционна для России. Главной ценностью для нее является принадлежность к великой державе. Так было при петровской и сталинской мобилизациях. Но есть одно важное современное отличие – раньше человеческие ресурсы находились под контролем государства. При Петре - крепостничество, а при Сталине – выстроенная система колхозов. Сейчас же никто не контролирует человеческий ресурс. Возникает вариант державного социального контракта в варианте «лайт» (от англ. «lite»- легкий - Прим. ред.). Здесь не будет манипуляции населением, здесь будет манипуляция только ресурсами.

Инфляция ударит в марте

Примерно в марте-апреле будет наиболее сильный удар инфляции и одновременно произойдет сжатие гибких секторов: рекламы, финансов, сервиса. Оно перекинется и на промышленность, там тоже, скорее всего, начнутся сокращения. Тогда и поднимется вопрос: насколько устоит готовность поддерживать статус великой державы при заметном ухудшении экономического положения? Увы, не сбережения будут обесцениваться, а текущее потребление окажется под угрозой: высокие цены, сокращение доходов, уход специалистов в неполную занятость.

После выхода из прошлого кризиса правительство попыталось двигаться в том же самом ключе, какой был до кризиса. Но мы не можем выйти в ту же дверь, через которую мы в этот кризис вошли. Нет возврата к прежней модели роста, основанной на высоком спросе населения, которое давало стимул к производству. Эта модель выдохлась. И вот результат. У нашей экономики замедлило работу сердце, потому что инвестиционная деятельность - это то, что определяет экономический рост. Вылечиться можно одним из двух способов. Либо это очень хороший экономический климат, чтобы к нам сами текли российские и зарубежные инвестиции, прежде всего частные. Либо нужны государственные инвестиции, но тогда надо закрыть выход с внутреннего рынка, чтобы они не ушли на внешний.

Ни в коем случае нельзя поддерживать национальных чемпионов: мол, они вытянут, как в Южной Корее, всю экономику из кризиса. При нашей степени монополизации мы еще больше ухудшим конкурентную среду и совсем потеряем возможности роста. Поэтому нужно поддерживать сектора с активной конкуренцией и высокой квалификацией, желательно через регионы.

Но не нужно прятать голову в песок, как страусы, боясь тяжелой экономической ситуации. Да, сейчас будет тяжело. Но в 2016 и 2018 годах пройдут выборы, а это важно для принятия властных решений по экономике. И не стоит забывать, что в России есть два фактора мирового господства – это минеральные ресурсы и мозги. Мы ими кормим весь мир. В 2020–х годах будет борьба за высококачественный человеческий капитал. Поэтому я просил Дмитрия Медведева: при ухудшении макроэкономической ситуации не уменьшать инвестиции в человеческий капитал. Это наше большое будущее. 2020-е годы должны быть за Россией.

«По требованию российского законодательства, комментарии проходят модерацию. Мы удаляем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.Также в комментариях мы не публикуем чужие авторские тексты»

актуально

Проект

Южуралмаш реализует крупнейший проект в рамках модернизации металлургического завода на Кубе

МК «ОРМЕТО-ЮУМЗ» (входит в состав управляющей компании «РэйлТрансХолдинг») заключил крупный контракт на поставку уникального комплекса оборудования с кубинской промышленной группой GESIME.

Здоровье

Он видит жизнь на слух

«Что ни говори, а незрячие зачастую воспринимаются нашим обществом как люди второго сорта, которые на ступеньку ниже остальных»